May 28th, 2011

Развитие нового ведущего типа монументального зодчества.

Развитие нового ведущего типа монументального зодчества — средневекового храма в каменной кладке. Первые монументальные постройки буддийского культа, высеченные в скалах, совпадают со временем наивысшего расцвета рабовладельческого строя — с эпохой правления Ашоки в III в. до н. э.
Ко времени распада рабовладельческих отношений относится завершение скального строительства и создание последних по времени памятников буддийского культа.
С развитием феодализма создается новый тип сооружений — храм, исполненный в новых строительных материалах и технике — в каменной кладке. С этих пор начинается новый этап в истории индийского монументального каменного зодчества, которая примерно с V в. по XIII в., а в Южной Индии (не подпавшей под власть мусульманских феодалов) по XVII в. включительно сводится по существу к истории архитектуры средневекового храма, отражавшего религиозное мировоззрение индуизма, сменившего господствовавшую в течение почти тысячелетия буддийскую религию. На известных, дошедших до нас памятниках раннего средневековья, прослеживается отказ от вековых методов скального строительства, старых типов сооружений: ступа, храма-чайтья и буддийских монастырей, медленное и постепенное от-живание старых форм, использованных нередко в новых целях, и создание нового типа храма.
Весьма знаменательным явилось окончание практики пещерного строительства, совпавшее с отмиранием в VIII в. в Индии буддизма и прекращением строительства буддийских культовых сооружений. Методы и формы скальной архитектуры не соответствовали новым требованиям религиозной концепции брахманского культа.
Средневековое храмовое зодчество в каменной кладке, судя по уцелевшим памятникам, стало развиваться с V в. К этому времени относятся первые известные храмы брахманской религии, которая вновь стала пользоваться покровительством со стороны правящих кругов. Из древнеиндийских литературных источников известно, что храмы брахманской религии сооружались из недолговечных материалов еще в добуддийскую эпоху (ранее VI в. до н. э.) и потому не сохранились. Они были двух видов: в форме «открытых храмов», представлявших собой замкнутый с трех сторон прямоугольный двор, в центре которого ставился жертвенник или идол, и в виде примитивных построек, чаще круглых или квадратных в плане с конусообразной или четырехскатной соломенной крышей, внутри которых иногда ставилась статуя божества. Подобные храмы изображены на рельефах в Бхархуте. Рат-ха Драупади представляет тот же тип.

Функции храма в Индии.

Термины, которые приводятся в древнейших текстах, раскрывают нам понимание функций храма последователями брахманского культа. Тек, например, «девалая», «деваятана», «девакула», «девагриха»— соответственно означали: жилище бога, местопребывание божества, внутреннее помещение для божества. Храм мыслился не иначе как божья обитель и как священный памятник, которому следует поклоняться. Храм не означал места совершения религиозных обрядов, которые чаще всего происходили на открытом пространстве или в «открытых храмах».
Поклонение храму начинается так же, как и поклонение ступа, с церемонии обхода вокруг предмета культа называемого прадакшина, после чего поклоняются самому храму и статуе божества с преподношением различных даров — пуджа, сопровождаемым молитвой мантра, произносимой в честь божества. Индусский храм должен быть обозрим со всех сторон и поэтому не имеет главного фасада.

Большое значение в истории средневекового храмового зодчества имеют те немногие ранние храмы, которые сложены из тесаного камня, сохранившиеся на территориях бывших государств Гупт (в центральных районах Индии), Чалукьев (в районе Северного Декана, штат Майсура).
Первая группа храмов была расположена в городах Санчи, Удайгири, Тигаве, Еране, стоявших на большом торговом пути, соединявшем Паталипутру и другие города Восточного Побережья с Западным портом Бхригукачха. Первый, известный нам, брахманский храм был создан в Удайгири по заказу Чандрагупта II между 380—401 гг. Он представляет собой высеченное в скале святилище, имеющее интерьер в форме куба. Пристроенный со стороны входа портик состоит из четырех широко расставленных между сбой монолитных каменных столбов и архитрава. Столбы имеют капитель типичного индийского мотива вазы с растением. К ранним примерам наземного зодчества в каменной кладке относятся храмы в Санчи №17, 415 г., Тигаве и Еране. Они мало отличаются от пещерного храма в Удайгири. Тот же кубический объем святилища и тот же четырехстолпный портик. Все эти храмы имеют плоское перекрытие, гладкие наружные стены и карниз в форме четвертного вала. По своей композиции и формам, скромным размерам (высота 5—6 м) эти храмы приближаются к частично сохранившимся храмам из кирпича в Начха-Кутхаре и Билсаде.

Ассоциация с греческими храмами.

Ассоциацию с греческим храмом Ники в Афинах, выражая ту же самую религиозную и архитектурную концепцию: храм — это святилище. В архитектуре храма № 17 в Санчи сохранились отдельные пережитки старых форм. Так, например, в его интерьере имеется расположенное против входа апсидальное закругление, характерное для чайтья, которое не встречается в брахманских храмах в Тигаве и Еране.
Храм № 17 в общем выгодно выделяется среди ранней группы храмов в Тигаве и Еране изяществом пропорций, простотой архитектурной формы и более утонченным рисунком декора, тщательностью выполнения строительных работ и отделки. С его гладкими наружными стенами хорошо контрастируют покрытые богатой резьбой капители столбов, антаблемент и дверное обрамление.
Храмы в Тигаве и Еране сравнительно с храмом № 17 в Санчи более приземистые, имеют более широкий интерколумний в средней части портика. На боковых стенах выделяются пилястры и профилированный архитрав, с крыши свешиваются желоба для стока дождевой воды. В формы капители введен новый мотиз.
Ранние храмы в каменной кладке V в. обычно имели над святилищем плоское перекрытие. Башенная надстройка, или шикхара, появились, по-видимому, позже — в храмах VI в. Объем святилища, завершенного шикхарой, обычно принято называть вимана, а для объема святилища без шикхары употребляется другой термин — прасада. Шикхара, как известно, не имеет утилитарного назначения, судя по тому, что чаще всего она представляет груду камней, уложенную в форме пирамиды сверх плоского перекрытия. Появление шикхары, совершенно очевидно, было вызвано желанием зодчих возвеличить сооружение самого святилища, являющегося «святая святых» храма. В дальнейшем шикхара возрастала в своих размерах и декоративном богатстве так же, как и наружные стены святилища стали с течением времени покрываться обильным пластическим декором. Это вполне соответствовало назначению средневекового храма — служить местом ежедневной проповеди религиозных идей. Обозрение храма даршана и поклонение ему входило в религиозный ритуал.

Возникновение шикхары.

Возникновение шикхары вызвало ряд предположений. В отношении башни северного (или индо-арийского) типа параболического очертания была сделана попытка (довольно убедительная) доказать, что ее происхождение идет от жилого дома с перекрытием, подобным куполу параболического очертания с вертикальными ребрами. Такой тип перекрытия жилых домов преобладал в особо влажных районах Восточного Побережья (в Ориссе и Бенгалии) в начале нашей эры. По утверждению индийского ученого Рамапрасада Чанды такие дома — бамбуковые или деревянные — явились прототипом индо-арийского храма с шикхарой .
Некоторые исследователи придерживаются мнения, что форма шикхары заимствована из форм сооружения, которое вывозилось на колеснице — ратхе во время религиозных процессий вместе со статуей божества . Храмы в виде божественной колесницы ратхи с каменными изваяниями скачущих коней встречаются в Ориссе и Южной Индии.
Были также попытки доказать, что башня северного типа развилась из буддийских ступа, постепенно изменяя полусферическую форму на продолговатую, а формы чайтья и буддийские «зонты» ступа постепенно образовали шикхару .
Выдвигается еще одно предположение со стороны Крамриш, которая считает, что шикхара северного или индо-арийского типа развилась из форм культового сооружения ведической эпохи (XV—X вв. до н. э.), построенного из бамбука. Столь отличный от башен северного типа, пирамидально-ярусный верх южноиндийских храмов, по мнению Крамриш, сложился под влиянием форм ведического алтаря .
В этой же связи Крамриш обращает внимание на характер скульптурного фриза цокольной части храмов, в которой встречаются изображения голов людей и животных. По ее мнению, это является отображением того периода, когда на алтаре совершались жертвоприношения. Отсутствие арок и сводов в конструкциях и исключительное применение стоечно-балочной системы в индийском зодчестве Крамриш объясняет исходя из своей теории происхождения средневековых храмов от форм ведического алтаря. Она утверждает, что такая форма шин-хары сложилась в результате применения наложения друг на друга горизонтальных рядов бревен или кладки.

«Манасара».

Наиболее убедительной является точка зрения тех исследователей, которые находят в культовом зодчестве прежде всего преемственную связь с народной архитектурой, в первую очередь с формами жилища. Многоэтажные дома пирамидально-ярусной композиции описываются в древней литературе (например, «Манасара»). В культовой же архитектуре шикхара развилась позднее. Многоэтажная башенная надстройка, характерная для шикхары южноиндийского храма, была заимствована из гражданских сооружений подобного типа. В ранних храмах на каждом этаже имелось внутреннее помещение для статуи (как в храме Кайласанатха в Канчипураме). В более поздних храмах, как, например, в Большом храме в Танжуре X в., в котором шикхара, возвышающаяся над святилищем, стала полая внутри, а этажи — иллюзорными, превратившись в декоративный мотив.
К VI в. окончательно сложилась объемно-пространственная структура средневекового храма, которая была воспринята почти целиком в одинаковой степени последователями брахманской, джайнской и буддийской религий. Ядро храма составляет кубический объем святилища с внутренним помещением для статуи божества или его символа гарб-хагриха (в переводе означает буквально — чрево храма). Вокруг святилища в некоторых храмах имеется крытый темный для церемонии обхода храма коридор — прадакшинапатха, который не обязателен для храмов Ориссы и Майсура. В южноиндийских храмах святилище окружено двойным, а иногда тройным кольцом стен.
Необходимым элементом храма с VI в. стал зал для молящихся мантапам, прямоугольное или квадратное в плане помещение с колоннами внутри и чаще всего плоским или же сплющенным, ложно-купольным (сооруженным путем напуска рядов кладки) перекрытием. Промежуточное помещение между мантапам и святилищем называется антарала. Портик, оформляющий вход в мантапам, именуется ард-ха-мантапам. Нередко встречаются храмы с несколькими святилищами. Храм центрической композиции из пяти святилищ называется пан-чаятана (пятиштучный).
К VI в. относятся наиболее ранние, известные хорошо сохранившиеся храмы в Сирпуре, Будх-Гайе, Деогархе, Бхитаргаоне — квадратные в плане, с входными портиками и башенным верхом — шикхарой. Наиболее известен буддийский кирпичный храм Махабодхи в Будх-Гайе, подвергавшийся в XIV в. реставрации. Его современный вид совпадает с описанием китайского пилигрима Сюань-Цзана VII е.2 Это пирамидальное сооружение, стоящее на высокой платформе, окружено четырьмя башнями, подобными по форме расположенной в центре главной башне. Все башенки завершены каннелировенным кольцом — амалака.

Храм Дасаватара.

Наиболее законченным из северной группы памятников наземного храмового зодчества в каменной кладке является храм Дасаватара в Деогархе VI в. Он имеет центрическую композицию в форме креста, получившую широкое распространение в храмах Камбоджи и Таиланда. К главному объему святилища примыкают с четырех сторон портики, соединенные с ним коридорами. Над святилищем возвышается сильно разрушенная в настоящее время шикхара в форме пирамиды, выложенной из каменных пластов. Вся композиция храма с высоким цоколем, башенным завершением и великолепным скульптурным фризом, опоясывающим его цокольную часть, делает храм похожим на скульптурный монумент.
Вторая известная группа памятников V—VII вв., сложенных из тесаного камня, расположена в районе Северного Декана в триаде столиц господствовавшего в этом районе Чалукийского государства: Айхоле, Бадами и Патада.

Этот район, занимающий промежуточное положение между Югом и Севером, считают колыбелью средневековой храмовой архитектуры. Здесь можно проследить зарождение архитектуры двух типов средневекового храма: северного (индо-арийского) и южного (дравидийского).
В Айхоле находится около семидесяти сохранившихся в руинах храмов, из которых тридцать заключено в стены крепостного ансамбля. Из них наибольшую известность получили храмы Ладкана и Дурги.
В конце VI в. столица из Айхоли была перенесена в более живописное и защищенное горами место — в Бадами, на берегу озера у подножья гор. Здесь, как об этом гласит надпись на одном из храмов, в 578 г. были высечены в скалах три брахманских храма и один джайн-ский. Около 600 г. напротив них были воздвигнуты два брахманских храма — Махакутешвара и Малагетти Шивалая, сложенных из тесаного камня. Сравнительно с пещерными храмами, отличающимися изяществом и богатством декоративной обработки, наземные храмы выглядят довольно примитивно — в освоении техники каменной кладки не было еще достигнуто мастерства; столбы кажутся слишком массивными, а формы грубыми. Тем не менее, как видно, предпочтение в строительстве было отдано наземным сооружениям, так как пещерное зодчество не удовлетворяло требованиям нового заказчика.
Прогресс в строительной технике обнаруживается в джайнском храме Мегути, построенном в Айхоле в 634 г.: в кладке уже применены более мелкие и более тщательно обработанные каменные блоки. Декор так же, как и в других храмах, был нанесен после того, как была закончена кладка.
В храме Махакутешвара в Бадами впервые встречается шикхара южного типа в виде надстройки второго этажа с пирамидально-ярусным завершением, увенчанным четырехскатным куполом.
С конца VI в. типовые различия в храмовом зодчестве стали проявляться более глубоко и касаться не только шикхары, а также плановой и объемной композиции, интерьера, строительно-конструктивных приемов, характера декора и в других отношениях.